Этические проблемы исследований способностей и интеллекта

Просмотров всего: 201, сегодня: 1

8.11.2017

Способности - это потенциальные возможности человека достичь определенного уровня. Это предпосылка к получению знаний и умений, но не сами знания и умения.
Любой профессиональный математик, независимо от уровня его интеллекта, будет решать математические задачи лучше, чем человек с очень высоким уровнем интеллекта, но не имеющий соответствующего образования. 
 
При этом у математиков могут быть развиты разные типы способностей. Вот классический пример: у них есть ярко выраженное разделение на алгебраистов и геометров. Одни больше мыслят цифрами, другие - фигурами. Декарт был типичным алгебраистом, с большим подозрением относился к геометрии. При помощи своих декартовых координат он геометрию пытался свести к алгебре. Оси Х и У - это ведь способ алгебраизации геометрии, используя который мы можем оцифровывать геометрические фигуры и превращать в алгебраические построения. В общем, если мы даем решать задачи неизвестного испытуемым типа, то тестируем способности. А если привычные - проверяем компетенции: насколько люди освоили определенную область знаний и умений. Получается, что экзамены проверяют именно компетенции. И это справедливо, потому что мы не должны принимать в институт по способностям только потому, что кому-то от рождения больше дано. Мы должны принимать тех людей, которые еще и трудились.
 
Разумно ли в школе делить детей по врожденным способностям, чтобы обучение было наиболее продуктивным? Это очень сложный вопрос, который имеет две стороны - прагматическую и этическую. В принципе, различные способы адаптации образования к индивидуальным особенностям нужны. Мы же не пытаемся один и тот же размер обуви надевать на всех. Выбираем тот, который удобнее. И с образованием так же. Исследования показывают: если мы берем 20 школьников наугад, то скорость освоения материала самым способным из этих подростков оказывается в 9-10 раз выше, чем оптимальная скорость для самого последнего из них.  Если детей не отбирать специально, темпы освоения материала очень разные для разных детей, и учителя не всегда с этим справляются. Они обычно вынуждены ориентироваться на тот момент, когда все поймут, и только после двигаться дальше. В результате самым способным очень скучно. В связи с этим возможны и иные системы школьной организации. Например, перегруппируемые параллели:  одна группа  занимается по математике по продвинутой  программе, вторая - по средней, третья - по простой. По русскому языку те же параллели, только другие дети входят в продвинутую, среднюю и простую группы. Так ученики перегруппировываются согласно своим способностям и потребностям.
 
При этом этическая проблема достаточно велика. Из современных психологических исследований видно: если попросить людей оценить уровень своего интеллекта, то средний человек оценивает себя выше среднего. Это происходит из-за того, что интеллект -  некоторая безусловно положительная вещь. Стыдно обладать низким уровнем интеллекта. Поэтому людей по размеру обуви мы легко можем разделить, а по интеллекту -  довольно болезненно. Причем, это проблема  именно европейской культуры: у европейцев этические идеалы - свобода, равенство и братство. Но что такое равенство? Про равенство прав понятно: предполагается, что все люди рождены равными. А вот интеллект имеет определенную генетическую компоненту. Когда человек рождается, у него уже есть большие или меньшие предпосылки к его развитию - с самого начала закладывается неравенство. Поэтому исследования интеллекта тесно переплетены с вопросами этики.
 
(По материалам интервью М.Леоновой с членом-корреспондентом РАН Д.Ушаковым, «Русский репортер», 2017)




Наверх